среда, 7 марта 2012 г.

....

И тогда, когда он уехал, ничего лично мне не сказав, стало как-то пусто. Может быть потому, что я не боялась, что он рано придет, и я не смогу послушать музыку громче, чем обычно. Дома никого не было. Я вытащила из кладовки савбуфер и две калонки, каким-то образом все подсоединила и включила его песню. Песня офигенная.
На кухне так громко кипел чайник. Выключив ее, заварив себе пару таки кружек какао, я наткнулась на ключи. Я почему-то сразу поняла от чего они.
Мне не казалось, что кто-то может об этом узнать или догадаться. Я и не подумала о том, что может подумать охрана, видя девочку, открывающие двери в Плазе. Да и ладно. Мне было все равно.
Дверь открылась легко. Я очутилась в темной большой комнате. Даже в сумерках было видно как красиво мелькают струны, а наконечники барабанных палочек отсвечивали эти блики.
Удивительное было зрелище. Я долго искала, как включить свет. И дверь запереть не забыла.
Там все было ясно. В правом углу было четыре басухи, но какое мне до них дело, когда немного правее стояла она - моя гитара. Gibson Le Paul Studio, такая черная, с красивым ремешком. Такую вот мне бы и хотелось.
Тогда я впервые уселась за барабаны. Я боялась, что кто-нибудь меня услышит. Легко прошлась по тарелочкам, а дальше...все было ясно. Вот здесь, именно здесь включаются все усилители, здесь микрофоны. Где-то часа два я провела там. Это было счастье.

1 комментарий:

  1. ахаха а сейчас ты бы так не сказала :" В правом углу было четыре басухи, но какое мне до них дело, когда немного правее стояла она - моя гитара. "

    ОтветитьУдалить